Ты в одиночестве держи путь свой, подобно носорогу. (Кхаггависана сутта)

Прей смаоть — мангровый лес

 

В речных эстуариях растут мангровые леса.

Мотор удивленно чихнул и замолк. Лодка, еще некоторое время, бесшумно скользит по водному зеркалу, потом замирает и начинает медленно дрейфовать в обратном направлении. Оба берега скрыты зарослями то ли высоких кустов, то ли низкорослых, корявых деревьев, вставших плотной стеной прямо из воды, где начинается суша даже и не понятно. Но и к зарослям невозможно близко подойти на лодке — прямо перед ними, довольно широкой полосой, растянулся частокол, как будто кто-то специально натыкал в дно прямых, остро заточенных палок, торчащих на полметра из воды. Мы со съемочной группой НТВ поднимаемся по реке Тык Сап, впадающей Риемский залив, с целью увидеть и по возможности снять на видео каких-нибудь животных. Заросли по берегам, это мангры, а странный частокол — дыхательные корни авицений. Хозяин лодки возится с двигателем, мы обсуждаем возможные перспективы. Вдруг, из-за поворота реки раздается дикий, пронзительный хохот и сапфирово-синяя длинноклювая птица опускается на голую ветку неподалеку от нас. Некоторое время зимородок рассматривает непрошеных гостей, а потом вдруг бросается в воду и тут же снова оказывается на ветке, но уже с маленькой рыбкой в клюве. Однако, есть ее в нашем присутствии он все-таки не решается, вспархивает и улетает. Вообще-то с животными нам везет не очень — уже почти полдень, жара, большинство птиц и зверей попрятались, и появятся перед сумерками, а основная жизнь начнется ночью, да и наше средство передвижения, моторная лодка, не самое лучшее для наблюдений.

Мотор снова взревел, и мы двинулись вверх по реке. За поворотом правый берег видимо заболочен и нашему взору открывается несколько иная картина — колышущиеся заросли огромных перистых, серебристо-зеленых листьев нипы (Nypa fructicans), торчащих пучками из воды и образующих не менее плотную стену, чем авицении. Из глубины зарослей, вспугнутая шумом мотора, взлетает пара белых цапель. Левый берег наоборот более высокий, а судя по прогалине в зарослях кустарника, там пастбище и, возможно, жилье. Утомленные жарой мы решаем искупаться, и я прошу хозяина лодки пришвартоваться в этом месте.

Королевство Камбоджа имеет морскую границу на юго-западе и соответственно морское побережье. Береговая линия страны сильно изрезанна, здесь сформировались свои ландшафты и экосистемы, от приморских джунглей до обширных дюнных зон, но самыми интересными из них, пожалуй, являются мангры. Это довольно своеобразные, тропические растительные сообщества, возникшие на илистых мелководьях, на границе суши и моря. Вдоль морского побережья Камбоджи и на некотором расстоянии от него расположены самые высокие в стране горные системы — Кардамоновые и Слоновьи горы. Они отделены от моря очень низкой равниной намывного происхождения. Когда-то это были заболоченные саваны и кустарниковые заросли, а теперь, в основном рисовые поля и пастбища. Многочисленные ручьи и реки, стекающие с горных склонов, сливаются на равнине в более крупные потоки: Тык Сап, Кампонг Смаоть, Стынг Сла, — лишь некоторые из самых больших рек бассейна Южно-китайского моря на территории Камбоджи, не считая Меконга и не связанные с ним. Низкое расположение равнины, приводит к тому, что в большей части своего течения, вода в этих реках солоноватая, ее соленость меняется в зависимости от сезона и приливно-отливных циклов. Основным растительным сообществом, здесь являются мангры, но встречаются они не только в речных эстуариях, но и просто на морском побережье, и на островах. Считается, что условием для возникновения мангровых зарослей, является наличие илистого грунта. Это действительно имеет место в реках и местах их впадения в океан, но на самом деле не всегда понятно, что первично. Например на острове Та (один из небольших островов замыкающих залив Кампонг Саом) небольшие мангровые заросли встречаются прямо на каменистых отмелях, и с 1998 года, в одном из таких мест я наблюдаю, как они разрастаются, а занимаемое пространство заиливается, так что все относительно, и видимо главной оказывается возможность для семян и “деток” закрепиться и прорасти, остальное приложится. Вообще то, мангры распространены по всему тропическому поясу и, в целом, характеризуются бедностью видового состава, но на востоке они более богаты, чем на западе. Только в манграх Индокитая, Малайзии и Индонезии, насчитывается, более 20 видов деревьев и кустарников. Кроме них в мангровый комплекс входят и некоторые другие растения, на пример, пальма нипа (Nypa fructicans), на удаленных от моря участках мангров, иногда образует сплошные заросли, на границе суши и мангров, селятся панданусы (Pandanus), занимая промежуточное положение между наземной и мангровой растительностью. На стволах мангровых деревьев встречаются эпифиты, чаще всего это папоротники, такие как дринарии (Drinaria) и гнездные асплениумы (Asplenium nidus).

    

Панданус кровельный, растёт по соседству с манграми ( Pandanus adoratissimus: соцветие, общий вид, крона и плод.).

  

   

Растения мангрового леса: плавающая пальма нипа и эретрина (Nipa fructicans: перистые листья у воды; Eretrina sp.:дерево и соцветие).

Мангры — очень специфические экосистемы, специфичность эта определяется, в частности тем, что илистый грунт и вода в нем и над ним, бедны кислородом, во-вторых, соленая вода, ставит перед растениями ряд проблем связанных с регуляцией водно-солевого баланса, а поскольку, соленость воды еще и довольно сильно колеблется, то эта проблема усугубляется. Представители фауны также сталкиваются с ней и животных, живущих в манграх, нельзя назвать по настоящему морскими или пресноводными. Большинство деревьев и кустарников здесь, характеризуются наличием ярко выраженных приспособлений к бедному кислородом грунту — это, как правило, различного типа дыхательные корни, которые и придают растительной формации своеобразный внешний вид. Пример — частокол вертикально растущих корней авицении (Avicenia), о котором я уже упоминал, но есть и другие. Так на пример бругиера (Brugiera), являющаяся, довольно высоким деревом, имеет, выступающие над грунтом, коленчатые дыхательные выросты, на раскинувшихся по большой площади подземных корнях. Но наверное самыми известными растениями мангров, их лицом, являются ризофоры (Rhisophora), имеющие, так называемые, ходульные корни. Когда смотришь на заросли ризофор, кажется, что эти не большие деревья, растопырив многочисленные ноги-щупальца куда-то собрались дружно идти. Дыхательные корни не единственная особенность мангровых растений. Если, в отлив идти вдоль края или серди разреженных мангров, как на острове Та, то на многих деревьях можно увидеть образования, напоминающие длинные зеленовато-бурые сосульки — это проростки мангров, или так называемые “детки”. Дело в том, что семена многих мангровых деревьев прорастают прямо на ветке, и “сосулька”, это корень проростка. Такая особенность, связанна с тем, что на ранних этапах развития зародыш нуждается в пресной воде, не имея своих механизмов ултрафильтрации, которыми обладают взрослые растения. Таким образом дерево поит зародыш опресненной водой. Детки могут оставаться на материнском дереве довольно долго, иногда несколько месяцев, постепенно увеличиваясь в размерах. Потом они отрываются и падают, втыкаясь при этом в грунт. Впрочем, проростки хорошо плавают и на этом этапе не боятся морской воды, что позволяет им распространяться по островам и побережью.

    

              Дыхательные корни авицении, бругиеры и ризофоры  (Avicenia sp.; Brugiera sp.; Risophora sp.)- лицо мангрового леса .

Половина пятого вечера, скоро начнет смеркаться. Отлив. На остров опустилась тишина, и даже звонкие щелчки издаваемые крабами-самураями, живущими неподалеку, кажутся ее составной частью. Стараясь не шевелиться, мы сидим на теплых камнях лицом к манграм. Перед нами небольшая илистая прогалина, вся пронизанная корнями большой бругиеры, за спиной камни и океан. Яркое, жесткое, съедающее краски, дневное солнце, уже сделалось мягким, и окрашивает все пространство в нежные золотистые и розоватые тона. Мы ждем, появления обитателей этого места. Весь ил перед нами, испещрен норками. Самая большая из них диаметром примерно с пятирублевую монету. Мои спутники с сомнением поглядывают на меня, держа наготове видеокамеры, я поглядываю на часы: “Пора бы уже.”. Но вот на конец в метре от нас из одной норки появляется нечто белое, при ближайшем рассмотрении оно оказывается крабьей клешней, а через пару минут, и ее обладатель. Небольшой крабик — ноги коричневые, карапакс оранжевый и ослепительно-белая, огромная, размером почти с самого краба, левая клешня. Осмотревшись, странное существо приподнимается на ножках и начинает призывно размахивать, своей лапищей, при этом, маленькая правая клешня, шарит по илу, то и дело отправляя в рот какие-то кусочки. Его появление видимо служит сигналам, для остальных, и минут через пять, все пространство перед нами оживает. Оранжево-белые крабики размахивают клешнями, деловито переходят от норки к норке, устраивают потасовки или наоборот вежливо раскланиваются друг с другом. Но вот, у кого-то из моих спутников, под ногой стукает камень, и прогалина мгновенно пустеет, как будто и не было ничего.

Увы, судьба мангров, похожа на судьбу джунглей. До недавнего времени, мангровые леса вырубались, на дрова, стройматериалы и просто для расчистки мест под жилье, а соседство (порой даже отдаленное) с промышленными портами приводит к деградации этих экосистем. Сейчас во всем мире мангровые леса считаются охраняемыми территориями, но мера эта возможно несколько запоздала — мало осталось мангров, да и проблемы загрязнения она не снимает.

Дальше: Домнам — культурные растения

 

Шумаков О. В. 

Фото:  Титова В.В., Тюкаева А.С.,  Шумакова. О.В.

С сокращениями опубликовано в журнале «В мире растений» № 11, 12 за 2003г. и № 1 за 2004г.