Ты в одиночестве держи путь свой, подобно носорогу. (Кхаггависана сутта)

Сухопутные пиявки

Много страшного говорят о лесах Юго-Восточной Азии, но большая часть ужасов — плод воображения, а оставшиеся встречаются так редко, что далеко не все путешественники могут похвастаться знакомством с ними. Но есть вполне реальная неприятность, с которой сталкивается почти любой, кто входит во влажный лес — сухопутные пиявки. Если присмотреться внимательно, то они оказываются очень хрупкими и грациозными существами, наделёнными обострённым обонянием (вернее хемо рецепцией), способностью воспринимать малейшие колебания почвы и инфракрасное излучение. Знакомство с ними, обычно начинается так:

Засучив штанину, вы обнаруживаете на голени несколько аккуратных ранок. На другой ноге ритмично пульсирует нечто черно-бордовое и блестящее, размером с вишню. Скорее оторвать и убить — первая и, в общем-то, закономерная реакция. Быстрее назад. Вы собирались завтра пойти в новое место? Теперь нет. Настроение испорчено. А после того как дома вы посмотрели в зеркало, вообще возникли мысли о быстром возвращении на родину. Но не спешите и успокойтесь. После купания вы перестали быть похожими на изрешеченного пулями героя, одежда отстиралась, места укусов не болят. Кстати, инфекционных заболеваний сухопутные пиявки не переносят. Ни чего страшного не произошло. Неудобства доставляет только длительное кровотечение из мест укусов, особенно сильное там, где была оторвана не напившаяся пиявка. Остановить кровь можно только механически. Результат действия гирудина — антикоагулянта вводимого пиявками в рану.

 

Скажу честно, первое знакомство с этими существами не доставило мне удовольствия, но через две недели я перестал обращать на них внимание. Тем не менее, защита все-таки нужна. Какая?

Во-первых, пиявки есть не везде и не всегда. Например русла ручьев, как правило, свободны. В дождь они превращаются в мощные потоки, смывающие пиявок и их яйца. Мало их на прогреваемых солнцем склонах, зато очень много на тенистых с обильным растительным опадом, к примеру в бамбучниках Особенно богаты часто посещаемые, человеческие и звериные тропы, здесь пиявки так сказать прикормлены. Но их по долгу тут не бывает после сильных ливней — смывает. За несколько часов перед наступлением грозы, при падении давления пиявки активизируются. Численность этих кровососов увеличивается с наступлением дождливого сезона — начинается выплод новорожденных. И так, ответ на вопрос где и когда ходить определяется быстро приобретаемым опытом.

Во-вторых, возникает вопрос: в чем ходить? Работая в экспедиции во Вьетнаме, я столкнулся с разными подходами. Так, член нашего отряда Рауль — улыбчивый канадец, батрахолог (специалист изучающий амфибий) никакой защитной одеждой не пользовался. А если шёл в особо пиявочьи места, то заправлял брюки в носки. Впрочем, это скорее проявление философского отношения к предмету, чем эффективная защита. Иногда пиявкам удается раздвинуть петли трикотажа. Восемь американских зоологов предпочитали «тяжелое вооружение». Вот они готовятся к выходу в джунгли: На ногах специальные ботинки, высокие, с плотно затягивающимися голенищами; плотные брюки; специальные рубашки, а у кого таких нет, заматывают рукава и воротники упаковочным скотчем. Есть у них еще и секретное оружие: все, включая двух женщин, надели под брюки капроновые колготки. Пока они готовятся к выходу, на территорию биостанции напевая входит вьетнамский охотник. Кого-то принес в мешке, только что из леса. Он одет в трусы и необут. При этом незаметно ни одного следа укуса. И так — выбор.

Вариант Рауля меня сразу не устроил. Американцы в своих «доспехах» страшно мучались от жары. И почему-то именно они больше других страдали от пиявок — укусы в шею, голову, торс. Прежде чем испробовать на себе способ аборигенов, я долго наблюдал за охотниками и за пиявками. Не восточный ли это фокус — доведенная до крайности беззащитность превращается в эффективную защиту? Суть явления вот в чем. Пиявки существа очень деликатные. Прикосновения их настолько осторожны, что не воспринимаются на фоне грубых прикосновений одежды. Обладатели роговых зубов, они позаботились об анестезии. Но голое тело может почувствовать их прикосновения и начальную фазу укуса. Тело пиявки имеет температуру окружающей среды, т.е., как правило, холоднее нашего, и это тоже чувствуется до тех пор, пока температура не выровняется. Довольно быстро вырабатывается привычка осматривать себя и друг друга. Со слабо одетыми людьми в лесу я сталкивался, позже, и в Камбодже и в Индонезии. Все же мы плохо приспособлены для лазания по джунглям в полуголом виде — сучки, колючки, острые камни и всякое такое, привычка нужна.

Лучше всего — золотая середина. В нашей ситуации она выглядит так: на ногах легкие хлопчатобумажные брюки, заправленные в такие же бахилы поверх бахил — обувь. Дальше футболка, рубашка или вообще голый торс. Этого вполне достаточно.

  

Противопиявочные бахилы на ногах участников трекинга 2008 года.

Что делать если вы все-таки увидели на себе присосавшуюся пиявку? Лучше всего не отрывать и дать, насосавшись, отвалиться самой. Тогда кровь останавливается быстрее, а может и вообще не идти. Если же вы не в состоянии вытерпеть такое, носите с собой салфетки смоченные гипертоническим (больше 1%) раствором поваренной соли или спиртовые. Пиявки очень чувствительны к химическим раздражителям, и при соприкосновении с ними разжимают челюсти, пытаясь убежать. Наконец последнее — это отдых или ночевка в лесу. Палатки с застёгивающейся мелкой сеткой не спасают — маленькие пиявки просачиваются сквозь сетку, а крупные проходят в месте стыка молний. Надежно и технически просто использовать гамаки, над которыми растянут тент. Так поступают кхмеры. Пиявки не любят забираться на деревья, воздух на высоте более одного метра от почвы для них суховат. Но многим, долго спать в гамаке неудобно и разбивая лагерь, вьетнамские охотники, и лесные жители Танкина строят приподнятые над землёй настилы из дерева или бамбука. На опоры настила надевают резиновые кольца, пропитанные бензином. Практически гарантированно, что пиявок не будет на широких, открытых каменных плитах в руслах и по берегам рек, но разбивать лагерь в таких местах можно только в разгар сухого сезона, если вы уверены, что не пойдёт дождь и не поднимется вода.